Крылья

Валентин Холмогоров. Цикл "Пограничье". Крылья. Отрывок 15

Крылья

Цикл: «Пограничье»

Автор идеи: Сергей Лукьяненко

Начало >>>> 

Первыми на землю ступили несколько человек, в которых Дима без труда признал офицеров. Темно-синяя форма с серебристыми погонами, фуражки с высокой тульей, украшенной замысловатой кокардой — два скрещенных снопа пшеницы и расположенный поверх них тяжелый молот, в петлицах — стилизованный самолётный винт с крыльями по бокам. Затем из недр цепеллина выгрузили носилки с пристегнутым к ним человеком. Внутри башни, судя по всему, размещалась винтовая лестница — двое парней в форме попроще, вполголоса переговариваясь, подхватили носилки и потащили их вниз. Все шло более или менее гладко ровно до тех пор, пока они не уперлись в узкий дверной проем у основания вышки: внутренняя лестница выходила к дверям под слишком уж неудачным углом, и громоздкие носилки никак не желали пролезать наружу. Случилась заминка, оказавшийся поблизости член наземной команды поспешил было на помощь, но вместо этого создал еще большую свалку в дверях. Отерев пот со лба, один из носильщиков беспомощно огляделся по сторонам, и встретившись взглядом с Димой, махнул рукой.

— Эй, парень! — крикнул он по-сургански. — Поди-ка сюда. Помощь нужна.

Дима не стал дожидаться повторного приглашения — в несколько шагов очутившись возле злополучных дверей, он присоединился к спасательной команде, подхватив одну из свободных ручек.

— Наклоняй! — отрывисто командовал летун в синей форме. — Осторожнее! Теперь на меня. Стоп, стоп, назад. Давай еще разок: раз, два… взяли!

На носилках лежал совсем молодой мальчишка в такой же синей форме — спутанные светлые волосы только подчеркивали болезненную бледность его лица. Едва носилки очутились на улице, паренек чуть приподнял голову, наклонился на бок и его шумно вырвало прямо на булыжную мостовую.

— Давай в тенек, — распорядился один волокущих носилки из членов экипажа цепеллина, и, наклонившись к больному, участливо спросил:

— Ты как, Дихфрид?

— Пить… — чуть слышно простонал тот.

— Я принесу, — откликнулся второй летун и вновь скрылся в дверях башни.

— Третий день так, — словно оправдываясь, обратился к Диме оставшийся на месте член эвакуационной команды. — Отравился видать чем-то.  Сейчас в госпиталь определим, иначе скоро вся команда блевать да по горшкам сидеть будет…

Дима понимал обращенную к нему сурганскую речь в целом неплохо, подставляя значения незнакомых слов по смыслу, однако с ответом пришлось изрядно помучиться — имеющегося скудного словарного запаса явно недоставало, да и причудливые звуки чужого языка пока еще давались ему с трудом.

— Я надеюсь, он… э-э-э… вернется. — коверкая артикли, с расстановкой произнес Дима.

— А я-то как надеюсь, — хмыкнул парень, — где мы, хотел бы я знать, в этой гребаной дыре толкового пулеметчика найдем?

Идея скакнула ему в голову столь неожиданно, что в первый момент Дима даже слегка удивился собственной отчаянной наглости — подобное вряд ли могло сработать вот так вот запросто. А если все-таки выгорит? Вот он, подходящий шанс! Другого может и не представиться вовсе.

— Я могу помогать… — осторожно произнес он. — У меня есть… Э-э-э… Опыт. Немного.

— Умеешь обращаться с пулеметом? — парень посмотрел на него с нескрываемым интересом.

— Чуть-чуть, — соврал Дима, — еще я умею… э-э-э… управлять аэропланом.

— Серьезно? — теперь сурганец глядел на своего собеседника с легким недоверием. — На чём летал?

— Як-52, «Злин»…

— Никогда не слышал. Меня, кстати, Эрдман зовут.

— Дима. — сурганец продолжал непонимающе смотреть на него. — Дмитрий.

— Митто, — кивнул наконец тот. — Стой здесь, никуда не уходи.

Эрдман подбежал к стоящему поодаль офицеру, молодцевато вскинул руку к виску в воинском приветствии и принялся что-то торопливо рассказывать, махнул челкой в сторону своего нового знакомца, нетерпеливо переминающегося с ноги на ногу. Офицер бросил на него короткий взгляд, кивнул, и, развернувшись на каблуках, шагнул в указанном направлении. Дима машинально подобрался, вытянул руки по швам, расправил плечи.

— Имя?

— Дмитрий Спицын, э-э-э… господин офицер.

— Митто Шпитцен? Хорошо.

Он был мрачен и грозен, смотрел исподлобья, пристально, не мигая. Эрдман маячил у него за спиной, с отстраненным видом ковыряя носком форменного ботинка камешки под ногами.

— Из Клондала? Понимаешь по-сургански? Имеешь опыт военной службы?

— Так точно, господин офицер! Я…

— Не перебивать! Документы?

— Я потерял… — начал фантазировать на ходу Дима. — В таверне… Вчера… Был хадрум…

Офицер что-то неразборчиво процедил сквозь зубы — в его бормотании Дима вроде бы различил смутно знакомые сурганские слова «пьянь» и «дисциплина», — после чего обернулся к выжидательно замершему за его спиной Эрдману, и отчеканил:

— Возьмешь этого вторым номером в свой расчет, оформишь вольноопределяющимся. Под твою личную ответственность. Начнется бардак — пристрелю обоих лично. Все понятно?

— Так точно, господин статс-капитан! — вытянулся во фрунт Эрдман.

— Вольно!

Неужели получилось? Дима был готов прыгать от радости, осознав, что его родившийся прямо на ходу план неожиданно увенчался успехом. Между тем офицер утратил к новобранцу всякий интерес, и, поправив пристегнутую к поясу кобуру, зашагал прочь. А от остановившейся возле причальной башни крытой повозки к лежащим на земле носилкам уже спешили санитары.

— Пойдем, — Шумно выдохнув, потянул Диму за рукав Эрдман, — покажу тебе, как у нас тут все устроено.

 

Тэги: Валентин Холмогоров "Крылья" Пограничье Сергея Лукьяненко читать

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.