Крылья

Валентин Холмогоров. Цикл "Пограничье". Крылья. Отрывок 17

Крылья

Цикл: «Пограничье»

Автор идеи: Сергей Лукьяненко

Начало >>>> 

 

— Фальд! Ольверт!

Строй дружно выполнил «равняйсь», «смирно», и замер с подбородками, поднятыми точно на уставную ширину ладони. Кажется, облаченное в синюю летную форму сурганское воинство даже перестало дышать.

— Вольно!

Левая нога делает полушаг в сторону ровно на ширину плеч, кисти рук смыкаются за спиной на уровне поясницы, локти чуть отставлены в стороны. Второй капитан дирижабля «Фальтсхеттельмарк» национального военно-воздушного флота Великого Сургана Мендольф ден Фосс придирчиво оглядел строй. Орлы! Даже этот, новобранец, как бишь его… И тот тянется изо всех сил. Выправка, конечно, ни к черту, но ничего, со временем быть может и оботрется.

— Солдаты! Братья! Воины Великого Сургана! — прокричал ден Фосс в наступившей тишине, нарушаемой лишь мерным тарахтением перемалывающих стылый воздух Центрума моторов. — Только что мы получили радиограмму из Верховной ставки объединенного командования вооруженных сил нашей могучей державы. Все мы прекрасно знаем, что любимый нами Великий Сурган находится в кольце врагов. На севере нас окружают ненавистные торгаши, ростовщики и лавочники краймарцы, денно и нощно пьющие кровь из жил нашего многострадального трудового народа. На западе против нас затаили злобу коварные клондальцы, замышляющие выбраться из своих безжизненных пустошей и болот, чтобы захватить плодородные и благословенные земли наших отцов. На востоке тлеет пожарище Аламеи, тонущей в пороках, бунтах и анархии, пожарище, готовое в любую минуту вспыхнуть обжигающим пламенем и спалить дотла наши дома! Эти двуличные и вероломные враги, эти лицемерные ничтожества ежедневно засылают в наши города своих тайных агентов, стремящихся подорвать экономику и разрушить боевой дух жителей Великого Сургана, верных сынов и дочерей нашего отечества!

Ден Фосс перевел дух, вглядываясь в застывшие лица своих подчиненных. Те замерли, словно каменные изваяния, вперив безжизненный, остекленевший взгляд в пространство прямо перед собой.

— Солдаты! — голос ден Фосса звенел, точно набатный колокол. — В этот нелегкий час всем нам предстоит трудное испытание, самое важное в жизни каждого гражданина нашей могущественной страны. Это испытание мы преодолеем с честью! Мы должны все как один, сплотившись вокруг наших мудрых правителей, встать на защиту любимого отечества от посягательств коварных врагов, не знающих ни жалости, ни пощады! Из верховной ставки командования мне сообщили, что сегодня при поддержке дружественной нам Онелли Великий Сурган вступил в войну с Аламеей. Этот день станет новой вехой в великой истории нашего народа! Бойцы! Не посрамим память наших предков! Защитим наших жен, матерей и детей! Слава земле наших отцов!

— Служу! Великому! Сургану! — хором выдохнуло тридцать луженых глоток.

— Камрады! — чуть снизив тон, продолжил второй капитан: теперь интонации его сделались спокойными и уверенными. — Через несколько минут мы войдем в воздушное пространство Лореи. Сурган пока не воюет с этой страной, но мы должны быть начеку, ибо враг вероломен и хитер! Мы выполняем мирную разведывательную миссию с целью не допустить предательского удара этих презренных лорейских книгочеев и звездочетов в мягкое подбрюшье нашей великой державы, в тот самый момент, когда верные сыны своего отечества проливают кровь на аламейском фронте. Нужно быть осторожными и бдительными. Мы не проявляем агрессии, но в то же время не должны позволить кому-либо безнаказанно приближаться к нашему кораблю. Свято исполняйте свой воинский долг! Все понятно?

— Так! Точно! Господин! Второй! Капитан! — хором прогремел строй.

— Р-р-разойдись!

«Все-таки у нас отличная команда», — с удовольствием отметил про себя Мендольф ден Фосс, глядя на разбегающихся по своим боевым постам летунов, — «с такой армией мы еще повоюем!». В скорой и безоговорочной победе Сургана над его многочисленными врагами он не сомневался ни секунды.

 

Противно засосало под ложечкой, в уши будто бы попала невесть откуда взявшаяся вода  — дирижабль набирал высоту. Дима осторожно выглянул в щель неплотно прикрытой ставней амбразуры, из которой отчетливо тянуло ледяным сквозняком — далеко внизу величественно проплывали заснеженные и морщинистые макушки горных хребтов. 

— Теперь такой пейзаж там надолго, — произнес появившийся за его спиной как всегда бесшумно Эрдман, — Лорея — гористая страна, только столица находится в низине. Зато тамошним чудакам в горах удобнее за звездами наблюдать, облака не мешают. Вон, глянь направо.

Дима, чуть наклонив голову, присмотрелся в указанном направлении. И вправду: на плоской, словно срезанной ножом вершине одной из гор виднелось казавшееся отсюда игрушечным круглое зданьице с металлическим, судя по всему, раздвижным, куполом. Надо же, обсерватория. Как местные астрономы забираются на такую высоту без специального снаряжения, Диме не хотелось даже и думать.

— На вот, держи. — сурганец протянул ему странное металлическое приспособление с кривой ручкой на боку, отдаленно напоминающее древнюю механическую мясорубку.

— Что это? — с любопытством разглядывая замысловатое устройство, спросил тот.

— Машинка для набивки пулеметных лент, — пояснил Эрдман, — нечего без дела сидеть, займись лучше работой.

Машинка оказалась не то чтобы удобным инструментом для заталкивания патронов в пазы пулеметной ленты, но без нее процесс шел бы куда менее споро. Дима брал из открытого цинка пригоршню блестящих цилиндров с торчащей из них длинной и острой пулей, звонко засыпал их в приемный бункер машинки, и, вставив в соответствующее отверстие опустошенную ленту, напоминавшую длинный металлический браслет от наручных часов, проворачивал ручку. Оснащенный боезапас он укладывал в заранее приготовленный ящик.

Тянулись минуты, складываясь в часы, а Дима все продолжал крутить ручку. Судя по мягким толчкам, покачиванию палубы и невнятным внутренним ощущениям, цепеллин несколько раз изменил направление полета, снизился, а потом вновь принялся подниматься ввысь. Видимо, здесь, как и на Земле, существовали свои мощные воздушные течения, и ветер, подхватывая легкий летательный аппарат, заставлял капитана время от времени менять и корректировать курс.

Отложив в сторону очередную оснащенную ленту и взявшись было за новую, Дима по привычке отметил, что тон двигателей будто бы немного изменился. Мерное тарахтение превратилось в густой гул, словно внутри улья проснулись тысячи недовольных пчел, затем палуба вновь поплыла под ногами — дирижабль начал разворот. В тот же миг где-то над ухом задребезжал пронзительный прерывистый звонок, с лязгом распахнулись скрывавшие бойницы ставни, впуская на орудийную палубу порывы ледяного ветра.

— Тревога! Тревога! — донеслось из закрепленных под потолком громкоговорителей, а к пулеметам уже спешили бойцы, занимая свои места согласно боевому расписанию.

Дима растерянно медлил всего лишь краткую секунду: быстро заменив собранный им короб, укладку которого должен был еще проверить Эрдман, в точности таким же из бункера, он отщелкнул холодную крышку пулемета, взвел затвор, и, заправив в механизм заряжения первый патрон, опустился на колено, готовясь подавать ленту и следить, чтобы она шла без перекосов. Подоспевший сурганец проверил положение затворной скобы, поводил стволом вправо-влево и, взавшись за пулеметную рукоять, замер в ожидании.

— Сейчас начнется, — с каким-то мрачным предвкушением произнес он.

Около полуминуты ничего не происходило: цепеллин маневрировал, лениво переваливаясь с боку на бок, за прямоугольной прорезью амбразуры проплыло несколько белесых облачных клочков, под которыми все так же неторопливо полз вдаль морщинистый, изборожденный ущельями горный массив.

Внезапно ожил пулемет где-то в дальнем конце орудийной палубы, его перестук тут же подхватил второй, отсек мгновенно заполнился едким и горьковатым пороховым дымом. Эрдман, до этого с прищуром вглядывавшийся вдаль сквозь прорезь амбразуры, вдруг оперся на пятки, и, медленно сопровождая стволом какую-то невидимую Диме цель, нажал на спусковую скобу.

«Тах-тах-тах-тах-тах-тах!», — забился в конвульсиях «Заг-Зольдер», толчками засасывая в свое чрево поблёскивающую на солнце патронную ленту. На жестяной пол со звоном посыпались гильзы. Скорострельность орудия, конечно, оставляла желать лучшего, и в условиях скоротечного воздушного боя медлительный «Заг-Зольдер» заметно уступал противнику, вооруженному более совершенным пулеметом. Однако «Фальтсхеттельмарк» был оснащен восьмью «Зольдерами» — по четыре с каждого борта орудийной палубы, поэтому невысокая скорость стрельбы с лихвой компенсировалась количеством стволов.

Наступила тишина, длившаяся около минуты, затем раздалось несколько очередей с противоположного борта, и дирижабль вновь начал выполнять разворот. А спустя еще одно мгновение затарахтел пулемет рядом с Димой. Чуть приподнявшись на колене, он мельком выглянул в амбразуру, пытаясь увидеть, куда целится стрелок. Сначала Дима не сумел различить решительно ничего, за исключением клубящихся над горными вершинами громад белоснежных кучевых облаков, а потом все-таки рассмотрел приближавшуюся к цепеллину цель.

Самолет был маленьким, по всей видимости, одноместным. Два расположенных друг над другом матерчатых крыла, ажурный открытый фюзеляж и киль, похожий на рыбий хвост. Самолетик вел себя в воздухе неустойчиво: его покачивало и подбрасывало в переменчивых воздушных потоках. Судя по всему, диковинный летательный аппарат не был вооружен, однако его пилота это ничуть не смущало: он старался приблизиться к цепеллину, все время оставаясь в его мертвой зоне, не простреливаемой с палуб. Вероятно, летчик пытался подобраться к дирижаблю поближе с целью определить, везет ли он бомбы, либо десант.

Вновь застучал пулемет Эрдмана, и в нос Диме ударил едкий пороховой запах. «Заг-Зольдер» размеренно втянул в себя остатки ленты из железного короба, выплюнул в небо несколько ярких, точно молнии, огненных стрел, и затих, из дульного среза потянулась в амбразуру тонкая струйка дыма. Его смолкшую было песню тут же подхватил соседний пулемет.

— Трассеры! — крикнул прямо в ухо Диме Эрдман, пытаясь пересилить стрекот сразу нескольких стволов. — Последние десять патронов в укладке - трассеры! Увидел пламя - бежишь за следующим коробом! Понял? Быстро, быстро!

Дима кивнул, поднялся на ноги, и, подхватив пустой короб, бросился к бункеру с боеприпасами. Сейчас он хорошо понимал, почему палуба дирижабля имеет ребристый настил: «Фальтсхеттельмарк» вновь начал маневрировать, и на гладком полу он попросту не сумел бы удержаться на ногах. Впрочем, в некоторых случаях даже такая предусмотрительность конструкторов не способна спасти ситуацию: Дима уже успел бросить в распахнутую дверцу арсенала пустой короб и извлечь оттуда полный, когда палуба неожиданно ушла из-под ног, и он покатился кубарем, больно приложившись головой о пулеметную треногу. Из глаз брызнули искры, тяжелый короб больно ударил по ноге.

— Твою мать! — в сердцах выругался Дима, хватаясь за ушибленное колено.

— Ты в порядке? — склонился над ним пулеметчик соседнего рассчета. — Встать сможешь?

— Да, спасибо, все нормально, — кивнул он, пытаясь подняться на ноги. И вдруг осознал, что только что разговаривал с незнакомым пулеметчиком по-русски.

— Земляк! — хлопнул его по плечу тот. — Ну надо же, земляк! Ты-то тут какими судьбами?

— Митто! — тут же донесся до него окрик Эрдвина. — Ты там заснул, что ли? Тащи патроны!

Кивнув своему новому знакомцу, Дима перехватил поудобнее короб, кое-как доковылял к своей турели, торопливо откинул крышку и принялся перезаряжать пулемет. Мотор вражеского самолета пел где-то уже совсем близко, его высокое комариное жужжание было легко различимо на фоне басовитого гудения тяжелых и мощных машин цепеллина.

— Давай же, давай быстрее!— Торопил его Эрдман.

Наконец лента послушно заняла свое место и пулемет вновь включился в игру, на пол золотистой лавиной хлынули гильзы. Воспользовавшись секундной передышкой, Дима выглянул в амбразуру, не забывая следить за тем, чтобы патроны поступали в механизм заряжения без перекосов.

Аэроплан появился в пределах его видимости неожиданно — он летел, покачиваясь, чуть ниже и сзади, там, куда не доставал огонь пулеметов дирижабля. Самолет был так близко, что Дима даже смог рассмотреть пилота в открытой всем ветрам кабине: черный кожаный шлем, огромные, закрывающие половину лица лупоглазые очки, намотанный на шею светлый шарф. Несмотря на все попытки отогнать его прочь, аэроплан некоторое время держался на небольшом расстоянии от цепеллина, а затем летчик, видимо, выполнив свою задачу, или просто поняв, что у него заканчивается топливо, заложил вираж, уводя машину в сторону. Еще секунда — и он скроется внизу, затеряется среди укрытых облаками горных вершин. Однако в этот самый момент туго обтянутые материей крылья легкой машины попали в восходящий воздушный поток. Самолет качнуло, подбросило вверх, и от натолкнулся на льющийся с борта «Фальтсхеттельмарка» водопад пуль. Раздался оглушительный треск, брызнули в разные стороны мелкие обломки, самолет клюнул носом, и тут же налетел на очередь, прицельно выпущенную Эрдманом.

— Есть! — радостно закричал тот, словно ребенок, сумевший быстрее одноклассников взобраться по гимнастическому канату. — Готов!

Дальнейшее развитие событий заняло считанные секунды: аэроплан, задрав в небо рыбий хвост, лениво повернулся несколько раз вокруг своей оси, а потом хрупкие крылья просто сложились, и летательный аппарат камнем рухнул вниз. Эрдман победно взглянул на своего напарника:

— Отличная работа, Митто! Мы сделали его, парень!

Дима лишь устало кивнул. Теперь ему предстояло разрядить пулемет, смотать остаток ленты и убрать рассыпанные по всей палубе гильзы в специально предусмотренное для этой цели жестяное ведро. Что ни говори, а у первого номера пулеметного расчета были в этом отношении кое-какие преимущества.

— Как нога? — eслышал Дима позади знакомый голос. Говоривший по-русски пулеметчик — коренастый и смуглый, похожий на цыгана парень с копной растрепанных темно-русых волос разглядывал его с явным любопытством. — Меня, кстати, Лёхой звать. Но все здесь называют меня Алекс.

— Дмитрий, — пожал он протянутую ладонь, — но местные зовут меня Митто.

— У тебя когда вахта? Заканчивай тут с делами и беги в жилой блок, мы там с парнями в «квот» играть будем.

Дима с тоской оглядел царящий на палубе беспорядок и, вздохнув, отправился за ведром.

 

Тэги: Валентин Холмогоров "Крылья" Пограничье Сергея Лукьяненко читать

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.