Livejournal Facebook Twitter
корректировка пробега выезд . Календарь игр боруссия 2014 - видео и фото обзор матча боруссия.

Интервью. Мария Семенова: БУДЕМ НЕМНОГО ДОБРЕЕ...

Интервью для журнала «Магия ПК» N1-2002

Мария Васильевна Семенова в подробном представлении не нуждается: произведения этой популярнейшей петербургской писательницы продаются в книжных магазинах нарасхват. Российским читателям прекрасно известны такие ее работы, как великолепная энциклопедия «Мы — славяне!», посвященная истории и культуре наших предков, увлекательный сборник «Поединок со змеем», включающий авторский пересказ славянской и скандинавской мифологии, романы «Лебединая дорога» и «Валькирия», а также знаменитая фантастическая новелла о Волкодаве, уже давно ставшая бестселлером. Сегодня Мария Семенова любезно согласилась стать гостем редакции нашего журнала.

Мария Васильевна, в своих выступлениях перед читателями Вы упоминали о том, что эпитеты «писатель-фантаст» или «автор романов в стиле фэнтези» не соответствуют сути Вашего творчества. А в каком качестве Вы видите себя сами? Как Вы позиционируете свои произведения, и к какому литературному направлению могли бы их отнести?

О себе лично могу сказать, что я — просто писатель. Безо всяких приставок через чёрточку. Я глубоко уважаю людей, которые всю жизнь хранят верность одному избранному жанру, будь то детектив или «деревенская проза». Они имеют на это право. Ну, а я считаю себя вправе рассматривать жанр, литературное направление, конкретный сюжет, всего лишь как технические средства донести до читателя то, что я в данный момент имею ему сообщить. Поэтому мои труды как бы «плавают» между жанрами, изо всех то ли вываливаясь, то ли ни в один из них не вмещаясь. А в целом я считаю, что есть литература — и есть макулатура. От первой читателя за уши не оттянешь, и к такой книге он возвращается снова и снова, а вторая либо изначально пылится на полках, либо циркулирует по большим картонным коробкам, в которых лоточники выставляют «обменный фонд»: прочитал в электричке — и до свидания. Хочется быть ближе к первой группе, чем ко второй, вот и всё моё «направление».

Ходят упорные слухи о том, что популярный писатель Мария Семенова неплохо разбирается в вычислительной технике. Как произошло Ваше первое знакомство с компьютером?

Я ведь по первой своей специальности — инженер по компьютерам, и отработала ровно 10 лет согласно диплому, сначала в одном НИИ, потом в другом. Правда, опять-таки скоро будет ровно 10 лет, как я из инженеров ушла, так что сейчас, надо думать, иные тинэйджеры разбираются в этом гораздо лучше меня. Техника-то на месте не стоит. Так что сейчас я — рядовой пользователь, причём не самый продвинутый. Но если говорить совсем откровенно, я о себе двух вещей не помню: как впервые начала что-то сочинять, и как первый раз взяла в руки паяльник. Отец научил, доктор технических наук. И о том, что выучилась на инженера-компьютерщика, я не жалею.

Что же касается компьютеров как таковых, то у меня в конце 80-х была, наверное, одна из первых в Питере персоналок. Полусамодельная. В смысле, собранная на основе деталей, приобретенных на электронном базаре, в те славные времена сугубо «чёрном» и нелегальном. Это была некая разновидность «Электроники 60»: старые инженеры подтвердят — существовала такая машина, причём далеко не самая плохая. Только, увы, как и всё в СССР, не руками её делали. Я её постепенно оснастила 5" дисководами и даже 10 Мб винчестером — серьёзное по тем временам оборудование… А уж программное обеспечение — даже текстовый редактор собственный был. Написанный в машинных кодах (пояснения требуются?). Не WinWord теперешний, конечно, но функции свои выполнял исправно… Все свои первые книжки с его помощью в электронный вид приводила, последним, кажется, был текст «Мы — славяне!». Проработала у меня эта машина несколько лет, и году в 93 я (со слезами) с ней рассталась, перейдя на Intel-овскую персоналку. Тоже страшно вспомнить, 286 машина с Norton Commander’ом… До сих пор, кстати, жива, теперь моих друзей выручает на даче.

Сейчас дико даже вспоминать, но тогда ведь в телепередачах на полном серьёзе спорили, мол, зачем компьютеры людям не-инженерных специальностей? И не задавит ли ЭВМ творческие начало? На заводах делали калькуляторы размером с кирпич, а ловкие люди уже Госпремии получали за документальные фильмы на тему «Не захватят ли роботы власть?». Ну а лично мне тогда уже казалось, что писателя, не пользующегося компьютером, скоро надо будет показывать в клетке. В качестве пережитка первобытного прошлого. Так что я уже много лет редактирую и храню все свои работы в наиболее удобной форме — электронной. Какие от этого выгоды, вряд ли надо кому-нибудь из ваших читателей дополнительно объяснять. Ещё пользуюсь словарём, «обитающим» на CD, поскольку я иногда перевожу книги с английского. Тут надо сразу оговориться, что это именно словарь, а не «электронный переводчик» для текста — я в его услугах не нуждаюсь.

Существует мнение, что бурное развитие вычислительной техники во второй половине двадцатого века и экспоненциальный рост электронных технологий, наблюдающийся сейчас, полностью преобразовали привычную для нас картину мира. Как Вы оцениваете данные явления с социальной, исторической точек зрения? К чему эти тенденции могут привести человечество?

Я полагаю, что сами по себе технологии не могут никуда нас «привести» — они могут только усугубить тенденции, существующие в обществе. Вроде того, что если кто по жизни хам, то и за рулём автомобиля он — хам в квадрате и в кубе, это ведь не автомобиль его таким сделал! И в том, что в Интернете безответственные личности запускают всякие сволочные вирусы, не компьютеры виноваты. Поэтому, чем выше наши технологии, тем большая ответственность на нас ложится. Дай-то нам Бог использовать новую технику в основном во благо… На это, впрочем, есть некоторая надежда: раз уж человечество до сих пор само себя не истребило…

Как автор целого ряда известнейших фантастических произведений видит будущее компьютерных технологий?

Этот вопрос — чуть-чуть не по адресу, поскольку мои труды, проходящие по ведомству фантастики, всё же имеют дело скорее не с футурологией, а с менталитетом древних народов. Так что буду говорить, скорее, как отставной инженер. Самое первое, что приходит в голову — это то, что очень скоро свой персональный компьютер с подключением к Интернету, со встроенным мобильным (чего доброго, даже и со спутниковым) телефоном мы будем носить на запястье, как нынешние часы. Этакое индивидуальное информационно-коммуникационное устройство. Есть надежда, что даже и наше поколение до этого доживёт. Я ведь отлично помню времена, когда самые что ни есть дохленькие механические часы считались ну таким предметом роскоши, что детям младшего школьного возраста их было даже неприлично носить, и до 9 класса их попросту запрещали — чтобы никто не выпендривался. Ну а электронные, когда они появились, выглядели выпендрежем совсем уж фантастического калибра. И, наконец, вспомните сотовые телефоны, которые менее 10 лет назад тоже воспринимались как принадлежность исключительно богатеев… А сейчас?

Играет ли Мария Семенова в компьютерные игры? Если да — то в какие?

Только в пространственный «Тетрис», причём не на скорость, а в режиме «practice», когда можно не торопясь укладывать фигурки. Другие игры меня никогда не интересовали. Разного рода «леталки-стрелялки-убивалки» мне морально противны — что же там за психология такая, чуть что зашевелилось — бей-стреляй-убивай! А мозгами пораскинуть, а доброту и милосердие, наконец, проявить? Особенно тошно становится, когда там виртуальная кровь начинает литрами разливаться. Кровь и смерть — они такой «лёгкости необыкновенной» в обращении с собой не прощают… Человек приучается бить, не рискуя получить сдачи, и стрелять по живым мишеням, испытывая только азарт, когда они падают. Что в этом хорошего?

С другой стороны, я понимаю, как интересно эти самые игры сочинять, с графикой возиться… Вот только техническая сторона над идеологической и сюжетной имеет пока слишком большой перевес. Ещё с большим уважением отношусь к разного рода тренажёрам, от автомобильных до авиационных и космических. Вот если бы в игры, которыми увлекаются школьники, ненавязчиво привносилось побольше этического и познавательного материала! Помню, несколько лет назад меня пригласили в качестве эксперта посмотреть проект электронной игры на тему викингов и славян. Ну и что? Путешествуют викинги, навстречу из пучины — Мировой Змей. Так вот: правильное решение ситуации, которое там предлагалось — это метко запустить в Змея копьём, прогоняя его с дороги. Я тут же завалила создателей игры другими вариантами, подразумевавшими хоть какие-то исторические познания игрока. Например, Молот Тора показать Змею (у какого викинга не было с собой этого талисмана?). «Это слишком сложно, это в книжку надо лезть, дети так играть не станут…» — ответили мне. Вот такой подход. Не знаю, довели ли до ума ту игру, или нет. Что же касается игр, в которых воплощаются не исторические, а вымышленные миры, то мне решительно претит та их категория, где фантастические реалии сведены к банальному примитивизму, когда, например, без каких-либо потерь с точки зрения сюжета или логики можно заменить огнедышащих драконов на реактивные истребители. Этого я вообще терпеть не могу даже в книжном виде, а в компьютерном и подавно. Публика, которая пишет подобные вещи, обращается со сказочной реальностью по принципу «что хочу, то и ворочу», не заботясь ни о психологии, ни о достоверности мифологического менталитета. Не говоря уж о том, что там из-под каждого куста торчат метровые уши Толкина, переваренного по десятому разу. Мне это противно до омерзения.

В жизни практически каждого человека, так или иначе использующего компьютер в быту или в работе, рано или поздно возникают какие-либо забавные, неординарные ситуации, связанные с вычислительной техникой. Происходило ли что-нибудь подобное с Вами?

Очень, очень давно, когда я только пришла на работу и «учила» «Электронику 60» «общаться» при помощи печатающего устройства, ошибка программы привела к тому, что вместо заготовленного приветствия машина весело и этак ехидно отбила: «ПЮЩЮРЮ ТЮПЮЩЮРЮ!!!» Эти замечательные слова я до сих пор издаю в качестве боевого клича, когда сталкиваюсь с какой-нибудь технической неполадкой, упрямо не желающей «починяться».

Кто-то воспринимает Интернет лишь как удобное средство коммуникаций, кто-то — как альтернативную реальность с собственной идеологией, психологией и культурой. А как воспринимаете Интернет лично Вы?

В основном, как вызывающий восхищение банк данных, откуда при нужде можно почерпнуть нечто необходимое. Ну и как средство коммуникации, разумеется. Я уж и не помню, когда в последний раз «бумажное» письмо посылала. Полагаю, наверное, завзятые «интернетчики» — своего рода субкультура с традициями, сленгом и всем, что полагается. Но лично у меня на Сеть взгляд сугубо прагматический.

Как Вы относитесь к «привычке» владельцев ряда современных интернет-проектов публиковать литературные произведения в свободном доступе, причем зачастую без ведома и согласия автора? Каково Ваше отношение к электронным публикациям вообще?

Отношение самое спокойное: коли я с этим поделать всё равно ничего не могу, так чего ради переживать? На самом деле, публикация без ведома и согласия автора (или, лучше сказать, обладателя авторских прав) — это не есть хорошо. Тут, наверное, можно говорить об упущенной выгоде, если кто-то, прочитав произведение в Сети, на том удовлетворится и книжку покупать уже не станет. С другой стороны — в сети и на бумаге — это две разные вещи… К тому же Интернет-публикации, наверное, предоставляют хороший шанс молодым авторам — если, конечно, издатели дают себе труд заглядывать в Сеть.

Специфика Вашего творчества со всей определенностью говорит о том, что Мария Семенова серьезно занимается изучением истории. Каковы другие Ваши увлечения и вкусы? Музыкальные, кинематографические пристрастия?

Люблю музыку. Причём не делю её на классическую, современную, лёгкую и так далее, по принципу: «это я слушаю, а это не слушаю». Во всех жанрах есть МУЗЫКА — и есть бессмысленный шум. Я сильно подозреваю, что воскресни сейчас Бах или Чайковский, они тут же с энтузиазмом принялись бы исследовать, в частности, возможности компьютеризованных синтезаторов. И написали бы ТАКОЕ!.. Мне нравятся отдельные вещи из классики, очень люблю многие современные группы. «Битлз» как-то прошли мимо меня, но вот «АББА» слушаю с удовольствием. Из наших исполнителей — тоже по-разному. Нравились «песни-плачи» Булановой, пока она не поменяла имидж на примитивно-весёлый. Кое-что у Маши Распутиной, Меладзе, у многих других… Каждый артист время от времени выдаёт нечто НАСТОЯЩЕЕ, но не всякий раз это происходит. Вообще, когда работаю, у меня обычно музыкальный центр мурлычет на волне спокойной эстрадой станции «Эльдорадио». И думать не мешает, а иногда и отвлечься бывает не вредно.

Что до кинематографических пристрастий — они у меня вполне примитивные. Люблю взять перегретые мозги и на сон грядущий пополоскать их в боевичке с дракой, погонями и стрельбой (по ходу дела хихикая над происходящим). Люблю как старые наши, так и современные импортные мультфильмы. Всякие там «Бэтмен», «Человек-паук», «Супермен»… Как-то они душу ласкают… «Серьёзное», то есть вызывающее настоящее сопереживание, кино смотрю редко — ограждаю свой душевный настрой, необходимый для работы. А его сбить тем проще, чем лучше качество фильма. Поэтому не рискую.

Кого Вы можете назвать своим любимым писателем?

Кандидатура единственная — англичанин Джеймс Хэрриот с его рассказами сельского ветеринара. Его первую переведённую у нас книгу я купила случайно… но она помогла поправиться моей маме, угодившей в больницу. Когда мама выздоровела, я тоже ее прочла. Теперь у меня есть, кажется, всё, что он на сегодняшний день написал, — и в переводах, и на английском. В нашей семье это вообще любимое чтение.

На самом деле я давно потеряла способность просто наслаждаться текстом, который читаю. Сразу принимаюсь «анатомировать»: а вот это он затем… а из этого, вероятно, проистечёт… а вот тут он проехался… а тут можно было ещё вот так и вот так… За всё надо платить — я и поплатилась способностью «просто читать» (как и фильмы — «просто смотреть»). Хэрриот в этом плане является одним из немногочисленных исключений. Ему, кстати, здорово повезло с переводчиком (я в этом кое-что понимаю), зато совершенно не повезло с рекламой. В смысле, её просто не было и не предвидится. Поэтому к числу известных и популярных писателей в нашей стране он не относится — к моему великому сожалению.

Что, по Вашему мнению, должно включать в себя понятие «хорошая фантастика»?

А всё то же, что входит в понятие «хорошая книга». Чтобы «чувства добрые» пробуждала и при этом читателя за уши было не оторвать. Конкретный жанр, в том числе фантастический, — есть уже чисто технический приём.

Традиционный вопрос о ближайших творческих планах…

Тружусь над третьим, завершающим «Волкодавом». Может, к лету закончу.

И не менее традиционное пожелание нашим читателям в завершение интервью.

Хорошо встретить 2002 год — и давайте все вместе попробуем быть немножко добрей, мужественней, мудрей…

Вопросы задавал Валентин Холмогоров

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.