Livejournal Facebook Twitter
Светодиодная лента купить светодиодные ленты sitmarket.net.

Уникум

Светило отечественной медицины, профессор Ламбардский, словно гигантское облако, вот-вот готовое разразиться дождем, вздымался над бесформенными грудами бумаг, разбросанных на его письменном столе.

Что-то тихонько насвистывая в свою коротко остриженную рыжую бородку, он делал какие-то одному ему понятные пометки в историях болезни находившихся на его попечении пациентов. Оторвавшись от своей работы, он нацепил на нос очки в толстой роговой оправе, чтобы получше рассмотреть вошедшего к нему в кабинет в сопровождении медсестры Оленьки больного.

- Игорь Максимыч, разрешите? Этому пациенту порекомендовали проконсультироваться у вас. Он уже второй год ходит по врачам, и никто не может точно поставить диагноз. Вот документы.

Профессор, кряхтя, перегнулся через стол и взял протянутую ему Оленькой толстую, обтрепанную по краям папку.

- Присаживайтесь, пожалуйста, - предложил он, листая извлеченные из папки бумаги. Пациент робко опустился на краешек стула и принялся нервно пощипывать подбородок.

- Трофимов Евгений Георгиевич, пятьдесят третьего года рождения... - Пробурчал профессор, открывая медицинскую карту. Больной судорожно кивнул.

- На что жалуетесь, уважаемый? - Профессор отложил документы, и, приподняв очки, окинул своего посетителя пристальным взглядом. Тот робко потупил взор и покраснел.

- Видите ли... - Начал он. - У меня... Как бы это сказать... Ну, в общем, никогда не бывает головных болей...

Профессор Ламбардский сочувственно покачал головой.

- Понимаете, мои друзья вечно жалуются на то, что к концу рабочего дня у них буквально раскалывается голова. А у меня - нет... Потом - свадьбы, праздники, вечеринки... Все, как один, надерутся в стельку, а потом, с утра, от головной боли чуть не на стенку прыгают. А у меня, сколько б ни выпил - ну, не болит, и все!

- Скажите, где вы работаете? - Слегка наклонив голову на бок, поинтересовался профессор.

- В НИИХИМВТОРСЫРБОРХИМХРЕНПРОЕКТ. Я - ведущий инженер-конструктор, заведующий отделом.

- Что же, это, хм, в некотором роде, даже очень уважаемая профессия... Интересно, а вот когда вы надира... то есть, простите, примете внутрь спиртосодержащий продукт, у вас не возникает никаких странных ощущений?

Пациент озадаченно почесал затылок.

- Да, замечал что-то подобное... Знаете, какая-то необыкновенная сырость во рту...

Профессор нахмурил брови и снял очки. Посетитель внезапно вскочил со стула, и, схватив Ламбардского за руку, едва не плача, воскликнул:

- Скажите... Только откровенно, доктор! Я буду жить?

- Да... Большей частью... Не беспокойтесь так, это, скорее всего, связано с какими-то врожденными аномалиями вашего мозга. Вот что, уважаемый. Сделайте сегодня рентген головы в триста пятом кабинете, а завтра приходите на повторную консультацию. Вот направление. Мы вас обязательно вылечим!

Да, странные симптомы. Весьма странные. В голове профессора внезапно возникла страшная догадка, но он сразу же отогнал эту невероятную мысль.

Когда, спустя сорок с лишним минут, в кабинет вбежала Оленька, Ламбардский понял, что в первую очередь лечить придется ее. Глаза несчастной медсестры были теперь в два раза больше ее громадных очков, седых волос на голове явно поприбавилось, а руки, в которых она сжимала рентгеновские снимки давешнего больного, тряслись так, словно она сутки простояла за отбойным молотком.

- Игорь Максимыч, - едва сдерживая слезы, простонала она, - взгляните на результаты обследования... Похоже, я схожу с ума... У этого больного...

Не успев закончить, Оленька бросила на стол Ламбардского снимки и, закрыв лицо руками, зарыдала. Профессор поднял рентгенограммы и посмотрел на свет.

- Да, Оленька, вы правы. Наш больной, в некотором роде, - уникум. У него в черепной коробке вместо головного мозга, хм, субстанция, представляющая маленькие частицы, хм, древесного волокна, получаемые при его обработке... То есть, попросту говоря, - опилки. Да, странный случай. Успокойтесь, успокойтесь, милочка. Подите, примите валерьянки или умойтесь холодной водой.

Отпустив медсестру, профессор Ламбардский открыл верхний ящик стола и, достав оттуда початый пузырек неразбавленного спирта, залпом проглотил его, заранее зная, что никакой головной боли не будет. А необыкновенная сырость во рту - это иногда даже приятно.

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.