Livejournal Facebook Twitter
Не дорогая линия продольно поперечной резки металла в кредит. . Правила и принципы многослойности в одежде

Генетическая мутация

— Ваша собака опять выла всю ночь, - обиженно поджав губы, сообщила Клавдия Ивановна. — Она мешает мне спать.

— Сегодня же попрошу ее больше так не делать, — вежливо пообещал Стас и изобразил на лице подобающую случаю улыбку. — Извините.

    «Вот ведь старая карга», — подумал про себя он, продолжая, тем не менее, приветливо улыбаться, — «это было месяц с лишним назад. Другая на ее месте давно бы уже забыла… Совсем, видать, бабке нечем заняться на старости лет».

    Вздрогнув, лифт замер на этаже и с усталым скрежетом распахнул автоматические двери. Холодно кивнув соседу на прощание, Клавдия Ивановна скрылась в полутемном коридоре, а Стас принялся шарить по карманам, выискивая ключи.

    Свиная лопатка, которую он достал утром из морозилки и бросил, уходя на работу, в раковину, уже практически оттаяла. Настоящая, колхозная, бледно-розовая – каким и должно быть мясо, которое жулики из супермаркета не отмачивали в растворе марганцовки  с уксусом, чтобы придать ему более насыщенный цвет и выдать «разморозку» за слегка охлажденный продукт. Подобное мясо Стас безошибочно чуял сразу, вызывая у продавцов смешанное с обидой разочарование. Звякнула тарелка – Стас аккуратно переложил в нее лопатку и поставил посуду на пол. Наполненная водой из-под крана  алюминиевая миска заняла свое место рядом.  Никаких собак в доме, разумеется, не было – Стас категорически не любил этих животных и пользовался с их стороны полной взаимностью: дворовые шавки старались как следует облаять его при каждом удобном случае, а те, что покрупнее, то и дело норовили вцепиться в рукав. Инстинкт самосохранения подсказывал держаться от них подальше.

    Погасив свет, Стас направился в комнату и торопливо сбросил одежду. Из закрепленного в дверце серванта зеркала на него устало глянуло отражение: невысокая, сутулая,  жилистая фигура, узкие плечи, густо покрытые коротким кучерявым ворсом, пепельно-серые, отливавшие издалека проседью волосы, и такие же серые глаза. В последнее время Стас был вынужден тщательно следить за своим весом: с возрастом он переносил болезнь все тяжелее и тяжелее, а благодаря социальным сетям недавно выяснил, что его товарищам по несчастью, наделенным лишними килограммами, приходится и вовсе тяжко. Как там гласит та заумная статья? Ликантропия, или териантропный полиморфизм, наследственная генетическая мутация с неясной этиологией, которой подвержено менее одной тысячной процента населения планеты. Неприятно входить в одну тысячную процента, но ничего не поделаешь. Взглянув на часы, Стас улегся на диван. В животе противно заурчало, но лучше было провести ближайший час на голодный желудок: скоро начнет тошнить. Медленно потянулись минуты. На сервантной полке, среди пыльных книг, ритмично отсчитывали мгновения старенькие часы.

     Приступ начался как всегда неожиданно. Острая боль пронзила позвоночник, скрутила, растекаясь по мышцам, заставила Стаса свернуться клубком, сжаться, превознемогая охватившую тело дрожь. Сердце замолотило в висках, разгоняя кровь по жилам. По спине заструился холодный пот, взбунтовавшийся пищевод подкатил горькую волну к горлу. Больно, как же больно!  Сжало тисками ребра, суставы будто бы вывернуло наизнанку. Снова волной нахлынула боль, судорогой свело конечности. Нужно расслабиться, не думать ни о чем. Считать про себя, тогда отпустит. Это только кажется, что адская пытка длится часами,  на самом деле – не больше пятнадцати минут. Раз… Два… Конечно, можно как в прошлый раз - заранее наглотаться обезболивающих, но потом у Стаса неделю болели почки. Такие как он вообще редко доживают до сорока. Не стоит рисковать. Пять… Шесть… Судороги скручивают мышцы в тугие узлы, ноют напряженные сухожилия. Становится трудно дышать. Десять… Одиннадцать… Двенадцать…  По спине прокатилась последняя болезненная судорога и, наконец, схлынуло. Стас лежал неподвижно, уткнувшись в мокрую подушку, старался выровнять сбившееся дыхание. Потом открыл глаза.

    Свет в комнате он погасил заранее, но и без него вполне можно обойтись. Нос словно откупорило после длительного насморка, водопадом нахлынули хорошо знакомые запахи. Из-под щели входной двери веяло сыростью подъезда и почему-то тушеной капустой, приторно вонял синтетикой початый мешок стирального порошка в ванной, кисловато тянуло из-под дивана: вот, оказывается, куда делся потерявшийся накануне носок. Слух тоже обострился - Стас различил скрежетание лифта и цоканье женских каблучков по лестничному пролету где-то вдалеке, этажом ниже скрипнула дверь, зажурчала вода в унитазе, по-старчески зашаркали тапки, а потом в комнате глухо забормотал телевизор: у Клавдии Ивановны начался вечерний сериал. Стас ухмыльнулся, представив себе выражение лица старушки, окажись она сейчас здесь. Нет уж, пусть лучше смотрит на ночь истории про любовь, а стрессы в ее возрасте могут и вовсе оказаться фатальными.  Сел, прислушиваясь к собственным ощущениям. Боль утихла совсем, но менее чем через двенадцать часов приступ повторится снова.  За это время нужно как следует подкрепиться, иначе у усталого организма просто не хватил сил на обратную трансформацию.

    Стас мягко спрыгнул с дивана и направился на кухню, стараясь ступать осторожно, чтобы не слишком громко цокать когтями по паркету. Свиная лопатка манила из темноты сладковатым ароматом, наполняя рот слюной и заставляя приятно топорщиться на загривке жесткую серую шерсть. Сквозь неплотно задернутую штору в спальню с любопытством заглянула злая, щербатая и желтая, как кусок сыра, полная луна. Где-то вдалеке, за тонкой нитью кольцевой автодороги протяжно и призывно завыл волк.

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.