Livejournal Facebook Twitter
По информации: Оригинальный интерьер.

Странствия романтика: Валаам

- Если вы позволите, я покину вас на несколько минут, — вежливо сказала девушка-менеджер, и подарила нам одну из своих самых обворожительных улыбок, позаимствованных из комплекта «для не слишком взыскательных клиентов», по десять долларов за тридцать два зуба. Стоматолог, услугами которого она пользовалась, был, очевидно, настоящим профессионалом. Я лишь безразлично пожал плечами в ответ: за последний час, проведенный нами в душном офисе туристической фирмы, «на несколько минут» нас покидали минимум пятнадцать раз, предлагая занять освободившееся время разглядыванием красочных буклетов с фотографиями белоснежных теплоходов на фоне безоблачного неба, и захватывающими, как инструкция по эксплуатации электрической сушилки для ботинок, описаниями популярных маршрутов. Буклеты порядком надоели, и я принялся следить взглядом за сонной мухой, медленно ползущей по запыленному стеклу в направлении раскрытой настежь форточки. Три к одному, не доползет.

Признаться, я немного волновался. Во-первых, это был мой первый опыт общения с подобными организациями в качестве покупателя туристической путевки: до этого я путешествовал либо «дикарем», либо в силу служебной необходимости. Во-вторых, сама идея отправиться на теплоходе в круиз по Ладожскому озеру отставляла в моем сознании сладостный привкус романтики, поскольку последнее транспортное средство, на котором мне посчастливилось поплавать в своей небогатой на приключения жизни, был надувной резиновый утенок, подаренный мне родителями на день рождения в трехлетнем возрасте. И, наконец, в-третьих, на дворе стоял разгар туристического сезона, вследствие чего офис был переполнен охотниками до новых ощущений, желающими покинуть холодный и пасмурный Петербург хотя бы на краткий миг законного отпуска. Менеджеров, из последних сил сдерживавших натиск клиентуры, явно не хватало на всех. В общем, я распереживался настолько, что даже забыл прихватить из дома паспорт, наивно полагая, что в качестве полноценного удостоверения личности вполне сгодятся водительские права. Увы, на практике оказалось, что мы не в Америке, поскольку на территории нашего государства права бывают полезны только в процессе общения с сотрудниками ГАИ, да и тех порой больше устраивает не цветная фотография владельца автомобиля на ламинированном кусочке картона, а серо-оранжевая физиономия мужика с обнаженным пенисом, красующаяся на сторублевой купюре. Минуты текли, менеджера не было. Муха, не дотянув до форточки пары сантиметров, недовольно зажужжала, бессильно ударилась несколько раз о невидимую преграду окна, и сдохла от тоски.

— Прошу прощения. На чем мы остановились? — Сотрудница появилась в офисе столь же внезапно, как и исчезла. — Вы желали приобрести путевку? Отлично. Мы можем предложить вам несколько замечательных туров, на два, три, или пять дней. В стоимость включено размещение в двухместной комфортабельной каюте, экскурсии и трехразовое питание в ресторане…

— …по понедельникам, средам и пятницам? — Вежливо уточнил я.

— Нет, почему же? Трижды в день. Еще на корабле есть сауна, солярий, дискотека и читальный зал.

— С ума сойти. — С деланным изумлением отозвался я. — А многоярусного подводного паркинга для лимузинов-амфибий на вашем теплоходе, часом, не имеется?

— Чего нет, того нет. — С сожалением откликнулась менеджер. — Зато к вашим услугам будет целых два бара.

— Мне и одного вполне хватит, — прикинув в уме примерное количество алкоголя, которое можно употребить в корабельном баре, и мысленно умножив его на два, сказал я. — Хорошо, сколько будет стоить, положим, не слишком продолжительное путешествие по Волге?

Она назвала стоимость поездки.

— Хм, за эти деньги вполне можно купить билет на самолет до Антарктиды и обратно. — С сомнением в голосе произнес я. — Правда, там нет трехразового питания и дискотеки, но зато после набора высоты симпатичные стюардессы предлагают пассажирам охлажденную пепси-колу.

При упоминании «симпатичных стюардесс» жена наградила меня взглядом, которым вполне можно было бы прожечь средних размеров дыру в бетонной стене офиса турфирмы.

— Самолет может упасть и разбиться… — Робко возразила девушка-менеджер.

— А ваш комфортабельный «Титаник» вполне может пойти ко дну. Вместе с дискотекой и трехразовым питанием.

— Согласна, корабли у нас довольно-таки старые, но за все время их эксплуатации не было зафиксировано ни одного аварийного случая, — заверила меня девушка.

— Другими словами, такое не тонет? — Переспросил я. — Хорошо, убедили. Мы покупаем путевку на Валаам. На два дня.

— Отлично! — Просияла представительница фирмы, видимо, испытав истинный восторг при первой же возможности поскорее избавиться от очередной парочки докучливых туристов. — Пойдемте, заключим договор, оформим посадочный талон и путевку. Рекламный проспект можете забрать с собой. Красивый проспект, не правда ли?

— Действительно, красивый, — согласился я и открыл яркую книжечку наугад. Внизу, под фотографией белоснежного корабля, игривым курсивом значилось: "каждую туристическую группу во время экскурсии будет сопровождать опытный гнид". Символичная опечатка, с унынием подумалось мне.

 

 

Теплоход «И. С. Тургенев» ждал нас у пристани. Однако прекрасным белоснежным лайнером, готовым отвезти нас навстречу новым, неожиданным приключениям, он казался лишь издали. Судно было построено в Германии в 1959 году, и с тех самых пор ремонтировалось, похоже, лишь пару-тройку раз. По крайней мере, отчетливый, пробуждающий стойкие ностальгические воспоминания дух незатейливого сервиса канувшей в лету советской эпохи витал в корабельных помещениях подобно недобитому призраку коммунизма.

К стойке регистрации пассажиров выстроилась небольшая очередь, путешественники настороженно осматривались по сторонам, комкая в руках синие карточки путевок и бережно прижимая к груди объемистые походные сумки, в недрах которых многообещающе позвякивало. За стойкой совершенно неожиданно обнаружилась одна из девушек, встречавших нас в офисе туристической фирмы, и — вот еще один сюрприз! — сразу узнавшая нас в лицо.

— Молодожены? Свадебное путешествие? — Поинтересовалась она. — А я вас прекрасно помню, вы покупали у нас путевку… Как, кстати, вас зовут?

Записав наши имена в толстом журнале учета, девушка, наконец, выдала нам ключи.

Наша двухместная каюта располагалась по правому борту Главной палубы корабля, и представляла собой небольшое помещение с квадратным обзорным окном, двухъярусными полками-кроватями, вешалкой для белья и расколотым умывальником, вмонтированным в стену под потускневшим от времени зеркалом. В каюте царил тонкий, непередаваемый аромат затхлости и болота. Окрашенную в тоскливо-зеленый цвет стену украшал писаный маслом пейзаж, изображающий пожелтевший осенний лес, под ним размещался липкий стол с истерзанными ножом краями, хранившими, кроме прочего, обильные следы открывавшихся о столешницу пивных бутылок. Заглянув в стенной шкаф, я обнаружил там комплект потертых спасательных жилетов и двух дохлых пауков. Судя по степени окоченения, пауки безвременно ушли в мир иной еще во времена строительства развитого социализма.

 

 

Честно говоря, больше всего каюта напомнила мне обычное купе поезда дальнего следования, разве что в последнем вместо умывальника наличествуют обычно пьяные в драбадан попутчики. Здесь же нас, по-видимому, ожидало интимное уединение под успокаивающий шепот волн.

— Надеюсь, этот отвратительный запах выветрится, когда мы поплывем, — с надеждой в голосе произнесла Галя. — Что-то не слишком хочется дышать весь рейс подобной гадостью.

— Плавают шпроты в банке, а корабли ходят. — С самоуверенным видом заправского морского волка поправил жену я. — И судя по амбре, иногда они ходят под себя. В конце концов, вокруг нас вода, так что ничего удивительного в этом нет. Сырость вполне закономерна. Принюхаемся. Зато здесь никто не будет нам мешать наслаждаться медовым месяцем, верно?

— Верно… — Неуверенно ответила Галя, глядя куда-то поверх моей головы. Я проследил за ее взглядом: за широким обзорным окном маячили спины пассажиров, деловито снующих туда-сюда и изредка с непринужденным видом останавливающихся покурить аккурат напротив нашего временного обиталища. Один из них, улыбнувшись, весело помахал нам рукой. Выглянув наружу, я обнаружил точно под иллюминатором нашей каюты узкую дорожку прогулочной палубы.

— Пойдем-ка лучше прогуляемся, осмотрим местные достопримечательности, — предложил я, пытаясь таким образом прервать затянувшуюся неловкую паузу.

Едва мы успели развесить вещи по вешалкам и пристроить сумку с пивом на верхнюю полку, «Тургенев» издал прощальный гудок и медленно отвалил от причала. Над кормой бодро развивался российский триколор, и, судя по достигавшим моего слуха звукам, народ решил начать празднование отплытия, не откладывая столь ответственное мероприятие в долгий ящик.

Возле дверей нашей каюты собралась приличная толпа: присмотревшись, я обнаружил, что очередь выстроилась отнюдь не в туалет, как того, наверное, следовало бы ожидать, а в душевую комнату. В Петербургских квартирах вот уже неделю назад началось повальное отключение горячей воды на летнюю профилактику, здесь же таковая присутствовала в полном объеме. Разумеется, пассажиры «Тургенева» не могли отказать себе в удовольствии попользоваться благами цивилизации нахаляву, раз уж представился столь удобный случай.

 

 

С эстетической точки зрения коридор оказался куда как приятнее жилых помещений, по крайней мере, сохранился он с пятидесятых годов не в пример лучше. Пол украшала ковровая дорожка, на стенах теплились замысловатые светильники, а массивные бронзовые ручки дверей сами собой навевали мысли о монументальных океанских лайнерах, бороздивших в начале прошлого века бескрайние просторы Атлантики. Поначалу в моей голове мелькнула мысль, что, возможно, стоило бы переселиться из каюты прямо сюда, благо в коридоре не пахло пенициллином, однако идея оказалась нереализуемой на практике, поскольку мы по рассеянности не прихватили из дома раскладушку. Расчувствовавшись под впечатлением увиденного, я даже принялся насвистывать под нос популярную мелодию Селин Дион, но тут же спохватился, припомнив, чем именно закончились приключения персонажа Ди Каприо.

Побывав в кают-компании, стены которой украшали тщательно выполненные в духе соцреализма плакаты из серии «фрукты мой перед едой», изображавшие безвестного персонажа с лицом запойного тракториста, по нежно-зеленоватому оттенку которого можно было здраво рассудить, что он-то как раз не помыл фрукты, прежде чем стал закусывать ими честно приобретенный на нетрудовые доходы самогон, мы поднялись на шлюпочную палубу. За бортом мирно шелестела Нева, и окутанный призрачной дымкой белых ночей Петербург медленно плыл за горизонт, выгнув к небу гранитные спины мостов.

 

 

Облокотившись о бортик, я задумчиво разглядывал ползущую мимо береговую линию, изредка подмигивавшую кораблю желтыми маяками светофоров, и неторопливо прихлебывал предусмотрительно прихваченное с собой пиво. Как и все хорошее, пиво быстро закончилось. Окинув беглым взглядом палубу от носа до кормы, я с удивлением обнаружил полное отсутствие на ней даже всякого намека на урны для мусора. Пришлось, скрепя сердце, отправить пустую банку в непродолжительное плавание по щедро сдобренным мазутом и выбросами городской канализации невским волнам.

— Некультурно. — Неожиданно послышалась за спиной фраза, произнесенная на чистом английском. — Вы всегда разбрасываете мусор где попало?

— Разумеется. — Ответил я на том же языке, с интересом разглядывая неожиданного собеседника. Таковым оказался подтянутый седоватый господин в вязаном свитере, сжимающий в руках номер «Санкт-Петербург Тайм». — Лично я предпочитаю выбрасывать мусор в окно. Во-первых, это позволяет экономить на оплате услуг муниципальных служб, а во-вторых, доставляет массу удовольствия, когда ты в кого-нибудь попадаешь.

— Но ведь у себя дома вы собираете отходы, не так ли? — Поджав губы, поинтересовался мой визави.

— Конечно, да, — вежливо улыбаясь, откликнулся я. — Выкидывать в окно целый мешок отходов гораздо удобнее, чем бросать по одному предмету. И вообще, в России ежегодно проводится чемпионат страны по прицельному метанию помоев через форточку. Это национальный спорт.

Неодобрительно фыркнув, иностранец развернулся на каблуках и зашагал прочь.

— А вообще, буржуй прав. — Укоризненно заметила моя жена. — Нечего портить экологию отходами цветных металлов. Пойдем в бар?

Кивнув в ответ, я с неохотой отклеился от бортика, и мы зашагали по направлению к трапу, ведущему на центральную палубу. С Ладоги подул свежий ветер, и наверху действительно стало понемногу холодать.

Продолжение следует…

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.