Livejournal Facebook Twitter
Пилзнер - пивной ресторан в Москве . Мебель для детской комнаты - заказать на сайте babylon64.ru

Странствия романтика: Валаам (Часть 3)

С рассветом нас разбудили звонкие голоса матросов, которые, весело и задорно матерясь, с завидным усердием драили швабрами палубу под окнами нашей двухместной каюты. Мимо проплывали лесистые берега реки Свирь, в которую уже успел войти наш теплоход, миновав за ночь Ладогу. Населенных пунктов среди изумрудно-зеленого ковра подступавших вплотную к воде деревьев почти не встречалось, небо было прозрачно-чистым, и лишь несколько одиноких облаков сиротливо отражалось в холодных Свирских волнах. Казалось, что воздух был доверху наполнен чудесными ароматами девственно-чистого леса, на мягкие мхи которого еще не ступали кроссовки любителей дикой природы, а на травы — не ложились пустые банки из-под говяжьей тушенки и маринованных огурцов. Иными словами, вокруг царила истинная благодать, которую не мог испортить даже раздающийся из радиоприемника голос экскурсовода, повествующий об изобилии всевозможных видов флоры и фауны, обитающей в здешних местах.

 

 

Наш первый завтрак, сервированный в ресторане на носу корабля, состоял из запеканки, бутербродов с колбасой, и кофе или чая, которые официанты предлагали туристам на выбор. Ресторан оказался комфортабельным и уютным, чай — в меру крепким, а запеканка — не в меру отвратительной, вследствие чего я без малейших колебаний отдал сей продукт метаболизма местных поваров своей супруге, а сам, наспех расправившись с колбасой, устроился за столиком на верхней палубе, где, достав из кармана свой портативный компьютер, принялся неторопливо описывать наше путешествие.

Здесь следует отметить, что на среднестатистического обывателя, прогуливающегося в безделье по палубе туристического теплохода, вид электронной техники сложнее фотоаппарата почему-то производит поистине неизгладимое впечатление. К традиционным ноутбукам все уже как-то понемногу притерпелись, но зрелище «наладонника» с раздвижной карманной клавиатурой вызывает у окружающих реакцию, сравнимую, пожалуй что, с культурным шоком, который испытывали, наверное, племена дикой Африки после того как белые люди впервые продемонстрировали им принцип действия автоматического сливного бачка. А после того, как они убеждаются, что на этом устройстве еще и можно набирать текст, причем в «ворде», многие вообще впадают в каталептический ступор. Траектории их неторопливых прогулок понемногу принимают форму концентрических кругов, постепенно сужающихся к условному центру — столику с «наладонником», некоторые, осмелев, спешат тут же задать нетривиальный вопрос: «а что это вы такое делаете?». «Работаю», — отвечаете вы, тщетно пытаясь сконцентрироваться на тексте. «Ух ты!», — произносят они и начинают шумно дышать вам через плечо, озонируя атмосферу ароматом свежеупотребленного пива, чем пробуждают в самых темных закоулках вашего сознания непреодолимое желание немедленно взять их за шиворот и выбросить за борт.

 

 

К полудню «Тургенев» медленно причалил к пристани города Лодейное Поле. Жизнерадостные матросы спрыгнули через бортик на пирс, и с веселыми матюгами принялись швартовать судно. В отдалении нас уже ожидало несколько экскурсионных автобусов, готовых отвезти туристов к первому пункту нашей познавательно-развлекательной программы: в действующий мужской Александро-Свирский монастырь, расположенный неподалеку от городка, и периодически принимающий многочисленных гостей и паломников, готовых приобщиться к истокам российской культуры.

Заняв места в душном салоне «Экаруса», мы с супругой принялись ждать отправления. Улыбчивая девушка-экскурсовод по имени Наташа рассадила опоздавших, автобус закрыл двери, отчего внутри стало еще более нестерпимо жарко, и, выдохнув сизое облако сгоревший солярки, тронулся в путь.

— Дорогие друзья, мы с вами находимся в городе Лодейное Поле, расположенном на берегу реки Свирь, вытекающей из Ладожского, и впадающей в Онежское озеро. — Начала свой рассказ Наташа. — По берегам реки растут прекрасные сосновые леса, однако помимо сосен здесь произрастает множество других деревьев: есть березочки и елочки, а в заповеднике, что имеется поблизости, водятся не только белочки и ежики, но также лисички, зайчики, лосики, и даже хищные птички…

— …Еще там прыгают тушканчики и ползают гадючки, — вполголоса продолжил я, — в земле копошатся кротики, а по выходным туда приезжают туристики, и пьют водочку с копчененькой колбаской, пока не придут егеречки, и не дадут им всем звездюликов, чтобы не разжигали костерочки и не гадили в кустиках…

Жена молча наступила мне на ногу.

— Исторически на берегах реки Свирь жили карелы и вепсы, занимавшиеся скотоводством и земледелием… — Продолжила тем временем экскурсовод.

— Кто такие эти… «шнабсы»? — Прошептала мне на ухо Галя.

— Кто? — Не понял я.

— Ну, эти… «швепсы».

— Вепсы? — Догадался я. — Была такая малая народность карело-финской группы, племена которой обитали в этих краях.

— Племена? — Сделала большие глаза Галя.

— Ну да, такие жуткие воинственные финские племена. Жили в лесу, добывали себе зайчиков и лисичек, а по выходным устраивали кровавые жертвоприношения языческому богу яккала-каккала, покровителю бесстрашных воинов и охотников.

— И куда они делись теперь? — Поинтересовалась моя дрожайшая половина.

— Их истребили. — Мрачно откликнулся я. — За то, что они отлавливали в лесу и съедали живьем туристов, которые задавали слишком много дурацких вопросов.

— Вы наверняка обратили внимание на тот факт, что по берегам Свири растет большое количество прекрасной корабельной сосны, — вела свой рассказ Наташа. — Это обстоятельство не укрылось и от Петра Первого, некогда путешествовавшего по нашим краям. Он решил основать здесь кораблестроительную верфь, которая и дала начало, а также само название городу Лодейное Поле. С окрестных деревень сюда согнали крестьян, которые воздвигли деревянные стапеля, и именно на них создавались первые корабли российского военного флота. Когда вы вернетесь на пристань, обязательно обратите внимание, что под недавно построенным пирсом над водой виднеются древние бревна, образующие конструкцию наподобие сруба. Это — все что осталось от петровской верфи, на которой было построено множество боевых кораблей, в частности, первый русский военный фрегат «Штандарт».

 

 

— Свято-Троицкий Александро-Свирский мужской монастырь, куда мы сейчас с вами едем, был основан в 1506 году святым преподобным Александром Свирским, бывшим иноком Валаамского монастыря. — Повествовала Наташа. — В настоящее время монастырь состоит из двух частей: первая их них — действующая, и там сейчас живут монахи. Во второй же части комплекса расположена областная психиатрическая больница, и когда вы все туда попадете, дорогие друзья, вы сможете оценить настоящую красоту древнерусской архитектуры…

— Я не поняла: нас что, везут в психушку? — Спросила меня Галя, настороженно выглядывая в окно.

— Ага. — Отозвался я, смахивая со лба крупные капли выступившего пота, тонким ручейком неторопливо стекавшего по моей шее за шиворот. — Предполагается, что когда мы доберемся до обители, все пассажиры этого пепелаца уже окончательно свихнутся от жары.

— Покинув Валаамский монастырь, святой преподобный Александр Свирский поселился в лесах на берегу Свири, где в течение многих лет совершал молитвы, творя подвиг уединения и благочестия. Вскоре здесь образовалась монашеская община, и был основан мужской монастырь, ставший истинным образцом иночества для многих других православных обителей. Многие цари и князья жертвовали свои средства на развитие монастыря, он пользовался большой любовью у правящих династий, в частности, царь Иван Грозный покровительствовал и оказывал финансовую помощь здешней общине…

Тем временем автобус подкатил к укрытым зеленью белокаменным монастырским стенам, устало чихнул соляркой, и затих. С чувством искреннего облегчения мы гурьбой высыпали из душного салона на свежий воздух.

 

 

Действующая часть монастыря поражала своим великолепием. Главный храм обители, высившийся посреди ухоженного, чистого двора с аккуратно постриженными газонами, напоминал драгоценный камень в обрамлении видневшегося вдали леса, сверкающий в лучах яркого, ласкового и теплого солнца. Любовно восстановленный обитателями монастыря, комплекс был величественен и прекрасен. Нас провели по монастырской территории, показали Преображенский собор, где местный экскурсовод, сменивший на время оставшуюся возле автобусов поджидать нашего возвращения Наталью, поведала нам интереснейший рассказ об истории этого потрясающего своею красотой места. Притихшие и просветленные, мы покинули гостеприимные стены действующего монастыря, и направились по утопающей в тени деревьев аллее к «старой», нереставрированной части комплекса.

По сравнению с тем, что мы видели несколько минут назад, психушка выглядела весьма удручающе. Обветшалая, дряхлая штукатурка не могла скрыть от наших глаз былое великолепие трехглавой звонницы, украшенной остроконечными, готическими шпилями, угловые башни братского корпуса с потемневшей от времени деревянной кровлей напоминали строения древних новгородских замков. Местами из старинной каменной кладки торчали пучки пробивающейся сквозь каменные щели травы. Дополнительный сюрреализм картине добавляли бродившие по окрестной территории местные обитатели в синих больничных халатах, поминутно стрелявшие у туристов закурить. Открыв висячий амбарный замок, экскурсовод пропустила нас внутрь Троицкого собора.

Главный собор монастыря еще не подвергался реставрации, но, тем не менее, здесь нашим глазам предстал совершенно чудесный вид. Стены, своды и внутренняя часть купола храма были украшены потрясающей росписью, чудом сохранившейся с древних времен, и дошедшей до наших дней. У посетителей буквально дух захватывало при виде столь прекрасных фресок, живописующих сцены Ветхого и Нового заветов, рассказывающих о жизни Христа, изображающих ангелов, святых и Апостолов.

 

 

Мы любовались росписью несколько минут, пока экскурсовод рассказывала притихшим слушателям об истории собора. Когда экскурсия завершилась, мы с неохотой покинули красочно расписанные стены храма и направились сквозь обветшалые ворота к автобусной стоянке.

— Надеюсь, вам понравилась экскурсия. — Поприветствовала нас Наталья, когда мы снова отказались в душном чреве «Экаруса» и расселись по своим местам. — Я думаю, вам хотелось бы услышать продолжение рассказа об истории нашего славного города Лодейное Поле.

Продолжения не хотелось. Хотелось холодного пива и в душ. Но, тем не менее, мы приняли решение стоически выдержать жестокое испытание историей Лодейного Поля, пока автобус, громыхая всей своей конструкцией на многочисленных колдобинах и ухабах, медленно выруливал на шоссе.

— Кстати, сейчас я могу предложить нашим гостям кое-что интересное, — заговорщицки подмигнула нам экскурсовод, доставая откуда-то из-под водительского сиденья объемистый целлофановый пакет.

— Надеюсь, это пиво, лимонад или хотя бы мороженое? — Робко подал голос я.

— Нет, это открытки с видами города и иллюстрированный путеводитель по Карелии, — почему-то смутилась Наташа. — Но я думаю, что вам это может пригодиться в качестве сувениров. Это недорого, а память останется навсегда…

— Я с удовольствием куплю ваш путеводитель, — заверил экскурсовода я, — если в нем сказано, где в вашем славном городе можно купить пива. Желательно, из холодильника.

— Ну, пива можно купить в магазине. — Пояснила девушка. — Магазин находится в центре города, а центр города — в пяти минутах ходьбы от пристани, куда мы сейчас с вами приедем.

 

 

Едва автобус затормозил воле причала, где мирно покачивался на волнах «Тургенев», народ дружною толпой устремился в указанном Натальей направлении. Узкие улочки Лодейного Поля, обочины которых обступили деревянные одноэтажные дома, казались вымершими. Через покосившиеся заборы устало свешивалась понурая акация, где-то лениво побрехивала собака. Мы шли и шли вперед, а центр города на горизонте так и не появлялся. Наконец, дорога влилась в небольшую заасфальтированную площадь, по сторонам которой высилось целых два каменных здания, одно из которых украшала выцветшая надпись «Библиотека», а другое являлось, по-видимому, домом культуры. В стороне желтел на солнце изрядно потрепанный милицейский «уазик», на переднем сидении которого оплывал от жары молодой сержант в расстегнутом кителе, философски пожевывавший хвостик вяленой воблы. Тут же обнаружился и магазин.

Я думаю, такого ажиотажа в небольшом отделе прохладительных напитков местной продуктовой лавки не наблюдалось уже давно. В кассу тут же выстроилась здоровенная очередь, а замотанная продавщица едва успевала обслуживать нахлынувших покупателей. Я приобрел себе две банки холодного, запотевшего «карлсберга», а жене — порцию мороженого. Пора было возвращаться на корабль, благо скоро должно было наступить время обеда.

Насколько отвратительным показался мне завтрак, настолько вкусные блюда приготовили повара на сей раз. Чудесный овощной салат и потрясающий суп прекрасно дополняли собою пюре с нежной куриной грудкой. Допив ароматный чай, я пришел к выводу, что в составе дружного экипажа теплохода наконец-то отыскались отличные специалисты по приготовлению еды, а приняв после обеда душ, я вообще почувствовал себя совершенно другим человеком.

— Говорит радиорубка теплохода «Тургенев». — Разнеслось над головами туристов очередное сообщение. — Через пятнадцать минут на прогулочной палубе будет проведен конкурс «а ну-ка парни, а ну-ка девушки», после чего там же состоится вечер песни и пляски. Все желающие приглашаются принять участие.

— Пойдем, посмотрим на придурков? — Потянула меня за рукав жена. — Все равно, делать пока больше нечего.

— Ну, пойдем, — согласился я, прихватив из каюты еще одну баночку пива. Судя по торжественному голосу радиоведущей, зрелище ожидалось незабываемое.

Продолжение следует…

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.