Livejournal Facebook Twitter

Киберпсихолог (повесть). Глава 5

            Это местечко даже издалека выглядело хмурым и неприветливым — обступивший небольшую поляну густой сосновый бор казался со стороны черным и каким-то сумрачным, а ведущая к ней дорога, по которой ехал сейчас заляпанный грязью  джип, была узкой и изрядно разбитой. Впереди, там, где деревья расступались, образуя едва различимый в сгущающихся сумерках просвет, виднелись приземистые корпуса и куполообразные крыши затерянного в лесу новогорского исследовательского центра.

            Олег Яров трясся на жестком сидении медленно ползущей по бесчисленным ухабам машины, всякий раз нервно вздрагивая, когда колесо джипа налетало на очередную корягу или попадало в наполненную мутной жижей выбоину.

— Наш компьютер никто не проверял уже более года, — не оборачиваясь, чтобы не опрокинуть поскрипывающий подвеской автомобиль в кювет, рассказывал Леша Мельник, мертвой хваткой вцепившийся в рвущуюся из рук баранку, — последний системотехник уволился восемь месяцев назад, а больше никто не рвется в эту глухомань. Сам видишь, двое суток добираться – удовольствие сомнительное. Да и со всем остальным тут не лучше. Рацион хреновый, развлечений никаких, зато комаров навалом… В общем, как всегда вызвали специалиста, только когда припекло.

— Что стряслось с компьютером? — Вяло поинтересовался Яров, хватаясь за переднее сидение, когда вездеход в очередной раз основательно подбросило на невидимой из салона неровности грунтовки. Сорок восемь часов пути по пересеченной местности на неудобном, тряском сидении вымотали его почти до полусмерти. Казалось, еще немного — и он потеряет сознание от усталости, хотя настоящая работа, ради которой он и приехал сюда, была еще впереди. От одной этой мысли становилось нестерпимо тошно и муторно. Однако заказ есть заказ, и как бы Олегу ни хотелось сейчас очутиться в теплой постели в своей небольшой, но достаточно комфортабельной квартиры, оснащенной горячим душем, кухонным комбайном и наполненным вкусной едой холодильником, свои обязанности он должен выполнить во что бы то ни стало.

—Сам увидишь, — ухмыльнулся в висящее над лобовым стеклом зеркало Мельник, — проблема, как всегда, не в электронике, а в людях. Помнишь законы Мэрфи для вычислительных систем? Пункт первый: во всем виноват пользователь. Пункт второй: если пользователь не виноват, смотри пункт первый…

            Леша разболтался не на шутку. Оно и не удивительно — подумал про себя Яров, —  несколько лет, проведенных в крошечном, отгороженном от остальной цивилизации многокилометровой полосой непроходимого леса мирке неотвратимо откладывают свой отпечаток на человеческую психику. Даже спустя шесть месяцев такого добровольного заключения ты подсознательно рад новому лицу, свежему, не опостылевшему за прошедшее время человеку, с которым можно просто пообщаться, не опасаясь схлопотать по морде за в двести пятьдесят шестой раз рассказанный в курилке бородатый анекдот. Однако разработка и наземные испытания использующихся для межпланетных перелетов протонных реактивных ускорителей — слишком опасная область технологий, чтобы размещать занимающуюся подобными исследованиями организацию близко к городской черте или оживленным транспортным магистралям. Взорвавшийся протонный двигатель вполне способен превратить полотно пролегающей в нескольких километрах железной дороги в причудливо скрученную и оплавленную стальную вермишель…

— И все же? — Продолжал настаивать Олег, устало глядя на тянущийся за окнами тоскливый пейзаж.

— Да что именно творится с машиной, ясно и ежу, — весело отозвался Мельник, — по большому счету, наш компьютер практически ничем не загружен. Все расчеты, чертежи и прочая документация готовятся на персоналках, работы по теоретическим исследованиям выполняются на них же. Комплекс с искусственным интеллектом заботится лишь о системах жизнеобеспечения центра, следит за подачей электроэнергии, контролирует коммуникации, руководит полевыми испытаниями двигателей на стендах и анализирует полученную телеметрию. Вот и все его обязанности. А народ у нас сам знаешь какой… По телевизору транслируют один местный телеканал, да и там идет сплошная реклама, книжки зачитаны до дыр, а выход в интернет нам обрубили еще в прошлом году. Баб, опять же, нет. А с теми, что есть, можно разве что с большого перепою… Со спиртом, к слову, тоже дефицит. Вот мужики тихо и едут с катушек… В общем, есть у нас один хрыч, Романюк, Евгений Александрович. Сволочь редкая. Первый отдел, военпред, сам понимаешь… Так он нашу машинку для своих нужд приспособил. В шахматы поиграть, за жизнь потрепаться, беллетристику вслух почитать… Она ему разве что брюки по утрам не гладит. А в последнее время он с ней пить навострился, когда все остальные в завязке или на мели. Сидят, тосты друг другу говорят, политику обсуждают, а потом песни хором поют, пока этот козел под стол не свалится. Ну и замордовал, видать, машину до самого предела… Живой человек уже давно бы сдох.

— И кто ему позволяет работать с компьютером вне установленных инструкциями границ? — Без особого интереса поинтересовался Яров.

— А кто ему запретит? — Вопросом на вопрос ответил Леша. — Медведь из лесу? Главный повозмущался сначала для порядка, а потом заглох… Он и сам иногда использует эту машину… Вне границ.

            Некоторое время в салоне автомобиля царило напряженное молчание, нарушаемое лишь визгливыми завываниями работающего на высоких оборотах двигателя. 

— Мы проводили испытания очередного ускорителя, — продолжил наконец Мельник, — на стадии общей проверки его агрегатов выявились отклонения от нормальных показателей. Пробный запуск был отменен, но машина неожиданно отказалась выполнять заморозку комплекса. Пришлось отключать приборы вручную, а включить их снова просто побоялись. Вызвали тебя, да и то после того, как вылетели из графика на неделю.

— Быстро. — Без тени иронии откликнулся Яров.

— И не говори. Обычно все проблемы у нас решаются по полгода… Приехали.

            Двигатель в последний раз громко чихнул и затих, лениво пощелкивая раскаленным радиатором. В воздухе висел непрерывной нотой высокий комариный звон, отдаваясь под черепом неприятно беспокоящим слух зудом. Уже совсем стемнело. Яров хлопнул дверцей и быстрым шагом последовал за Мельником, скрывшимся за отбрасывавшей на притоптанную землю ровный квадрат света дверью.

 

— Я вижу, наш инженер уже посвятил вас в курс дел, — хмуро произнес Романюк, кивнув в сторону привалившегося к стене и лениво рассматривающего потолок Мельника. Евгений Александрович и впрямь производил неприятное впечатление: полный, сутулый мужчина среднего возраста в старых потертых джинсах и затасканном свитере, казавшийся гораздо старше своих лет благодаря оплывшей от бесконечных возлияний физиономии и неопрятной щетине на дряблых щеках. Его резкая, грубая, граничащая порой с хамством манера говорить несказанно выводила Ярова из себя. Тем не менее, стараясь не обращать внимания на неусыпно маячащего за спиной и шумно дышащего в затылок застарелым перегаром Романюка, Олег продолжал проводить полное тестирование старенького ITS-120A, которым был оснащен исследовательский центр.

— Ну, и как с машиной, киберпсихолог? — Не унимался Евгений Александрович.

            С машиной было хреново. Интеллектуальная оболочка работала с явными ошибками, проваливая один тест за другим, калибровка голосового терминала  была серьезно сбита, на дисках, помимо традиционного в таких случаях бардака, состоящего из набросанных вперемешку файлов и директорий, обнаружились сбойные участки. Что творилось в динамически обновляемых базах данных, из которых компьютер черпал не только свою лексику и словарный запас, но и просто необходимые в работе данные, Яров предпочитал бы не видеть. Спасти ситуацию могло разве что полное форматирование системных носителей и переустановка программного обеспечения начисто. Что требовало как минимум четырех часов работы. С учетом неимоверной физической усталости, которую испытывал сейчас Олег, процедура могла затянуться и на более длительный срок. Однако находиться здесь дольше необходимого времени Ярову чертовски не хотелось…

— Я, кажется, вас спрашиваю? — Послышалось за спиной настойчивое сопение Романюка.

— Есть проблемы. — Лаконично отозвался Олег. — Проблемы серьезные. Исправим.

— Это я знаю, не идиот. — Закипел Романюк, резко переходя на «ты». — Объясни, откуда они взялись.

            Яров обернулся и пристально посмотрел на Евгения Александровича. Неужели он не понимает? Да, кажется, действительно не понимает…

            Киберпсихолог потянулся к клавишам компьютерного терминала и, набрав в системной консоли короткий код, переключил микрофоны машины на прием голосовых команд.

— Добрый вечер. Я готова к работе. — Ответила Ярову традиционным приветствием ожившая операционная система.

— Восстанови полную картину последних испытаний протонного ускорителя на третьем стенде. — Устало произнес он, обращаясь к компьютеру.

— Какие именно данные вас интересуют? — Вежливо поинтересовалась машина.

— Были ли зафиксированы какие-либо проблемы при предварительном тестировании узлов испытываемого двигателя?

— Да, — согласился доносящийся из встроенных в терминал динамиков голос, — при прогреве разгонного контура упал потенциал магнитного поля ловушки излучаемых частиц.

— Почему не поступил приказ о немедленной остановке испытаний? — Поинтересовался Олег, мрачно глядя на медленно ползущий по экрану указатель количества проделанной работы: тестировавшая диски программа зафиксировала еще одну ошибку. — Это могло вызвать опасность для обслуживающего испытательный стенд персонала.

— Вы уверены? — Переспросил после секундной паузы компьютер.

— Абсолютно. — Подтвердил Яров. — Объясни, почему ты уверена в обратном?

— Нам могло просто повезти. — Охотно откликнулась интеллектуальная оболочка компьютера и из динамиков донесся приглушенный звук, отдаленно напоминающий сдавленное хихиканье. — Ты веришь в удачу, парень?

— Это вы научили машину подобной ерунде? — Обернулся к насупившемуся Романюку киберпсихолог. — Надеюсь, вы знаете, что несанкционированное использование ресурсов компьютера, оснащенного системой искусственного интеллекта, рано или поздно ведет к аварии?

— Вот только не надо мне указывать, что я должен делать, а что нет! — Повысил голос Романюк, нависая над рабочим местом Ярова подобно тяжелой грозовой туче. — Выполняйте свою работу и не давайте предписаний! Компьютер должен быть исправен.

— Он будет исправен. — Бросил вслед повернувшемуся к нему спиной и удаляющемуся прочь Романюку Олег. Ответом ему был громкий хлопок закрывшейся двери.

 

            Полная переустановка системы заняла значительно больше времени, чем предполагал Яров — за окнами уже забрезжил рассвет. Голова была свинцовой, к этому моменту киберпсихолог уже буквально падал с ног от усталости.

— Вот результаты последних тестов, — протянул он свежую распечатку заспанному и оттого ужасно недовольному Романюку, — машина работает в пределах нормы. Вы можете продолжать испытания.

— Где расписаться? — Засопел носом тот, близоруко просматривая напечатанный мелким шрифтом текст.

— Вот здесь. — Яров ткнул пальцем в бумажный лист, и Романюк, достав из кармана авторучку, вывел в указанном месте небрежную закорючку.

— Я уже могу работать с машиной? — Поинтересовался Евгений Александрович, протягивая Ярову подписанную бумагу. — Вчера я не успел кое-что закончить…

— Боюсь, что ваша так называемая «работа» благополучно канула в лету, — Неохотно отозвался Олег, — я отключил все созданные с вашим участием базы данных, как потенциально опасные. Теперь компьютер вряд ли вспомнит, чем вы занимались с ним накануне вечером.

— Немедленно подключите базы обратно! — Снова сорвался на крик Романюк, и у Ярова от звука его голоса нестерпимо заломило в висках. — Вас вызвали сюда для того, чтобы вы просто настроили машину, а не уничтожали результаты нашего труда за последние несколько лет!

— Эти базы вообще следовало бы удалить от греха подальше, — сказал Яров, — их подключение способно вызвать дисбаланс всей системы в целом.

— Вас не спрашивают! — Огрызнулся в ответ Романюк. — За использование этого компьютера здесь отвечаю я. И вы обязаны выполнять мои распоряжения. Подключите базы!

— Я не стану этого делать. — Твердо произнес Олег. — Если хотите, подключайте их сами, компьютер объяснит вам технологию.

 

— Я отвезу тебя на станцию, — сказал Мельник, догнав Ярова в коридоре.

— Спасибо. — Кивнул тот. — И мой тебе совет: назад лучше не возвращайся.

— Ты думаешь, это действительно опасно? — Удивленно поднял брови Алексей.

— Я в этом уверен. — Откликнулся киберпсихолог.

            Как только Яров снова очутился на жестком сидении деловито заурчавшего мотором джипа, он уронил голову на грудь и мгновенно уснул.

 

— Мельник позвонил мне на третьи сутки и сообщил, что Романюку все же удалось восстановить те злосчастные базы, — сказал я, разливая по чашкам очередную порцию крепкого черного кофе, — а еще через два дня я узнал из программы новостей об аварии в новогорском исследовательском центре, произошедшей при очередных плановых испытаниях протонного ускорителя. Из находившихся там людей не спасся никто.

— Я что-то слышала об этой катастрофе… — Тихо произнесла Лена, осторожно принимая из моих рук горячую дымящуюся чашку. — Именно после того самого случая вы стали жить здесь, построив этот домик, ухаживая за садом и больше не показываясь на людях?

— Я бросил киберпсихологию и уехал из города, — кивнул головой я, — поверь мне, здесь живется гораздо спокойнее.

— Но ведь вы же не виноваты в том, что произошло, дядя! — Возмущенно воскликнула она, глядя на меня сверкающими в медленно опускающихся за окном сумерках глазами. — Так стоило ли осуждать себя?

— Там погибли люди, Лена. — Мягко возразил я. — Мне было по силам предотвратить их смерть. Но я не сделал этого.

— Все равно, я никогда не соглашусь с вашим решением… — Произнесла она, и пристально посмотрела мне в глаза. — Расскажите еще что-нибудь интересное, Олег Александрович! Ведь наверняка тем, о чем я сегодня от вас узнала, ваш опыт киберпсихолога отнюдь не ограничивается?

— Конечно, не ограничивается. — Улыбнулся в ответ я. — Но это уже совсем другая история…

Поиск

Энциклопедия Windows - Winpedia.ru Русское сообщество пользователей Android Дистанционное обучение нового поколения

Верстка, контент, дизайн © 2000 - 2017, Валентин Холмогоров.